Четверг, 11 Октября 2012 00:57

История Провальского конного завода

Оцените материал
(4 голосов)

На бескрайних курганах восточной Луганщины до самой границы с Воронежской областью раскинулась Провальская (Стрелецкая) степь. Сочные травы, спрятавшиеся в многочисленных балках и оврагах, родники с хрустальною водою, бесконечные просторы, открытые всем ветрам, и табуны лошадей, мчащиеся навстречу ветру. Возможно, эта картина так поразила известного казачьего атамана М.И. Платова, что он основал здесь один из первых на Дону конезаводов.

В 1846 году на месте бывшей слободы Провальская был основан Войсковой (Стрелецкий) конезавод. Всего в Войске Донском таких заводов было четыре - три с 20 жеребцами и 250 матками в каждом заводе. Заводы поставляли жеребцов-производителей для станичных табунов войска, а родившиеся кобылы иногда выдавались беднейшим казакам бесплатно из-за дешевых расценок: важно было сохранить известную породу донских лошадей.

baner

Войсковой Провальский конезавод работал с 1846 г. до 1 мая 1965 г. (вероятно, эта дата не точна, потому что автор хорошо, помнит, как в конце 60-х годов на окраинах поселка бывшей шахты N26 появлялись заводские лошади. Пытаться ловить их не рекомендовалось: норовистые были, зап­росто лягнуть могли, а хозяину подворья, где находили лошадь с тавром Провальского завода, грозила тюрьма. В те годы мальчишки с «двадцать шестой» ходили в конезавод на заработки. Зарабатывали не ахти как много, но расценки на прополке кукурузы, свеклы и подсолнечника казались куда какими справедливыми по сравнению с тогдашними расценками в соседнем с городом колхозе имени Платова. Завод имел 22882 гектара земли, насчитывал уже 1488 лошадей.

Содержание завода обходилось в 74275 руб.

Для центрального управления заводом при начальнике штаба Войска Донского выделялся чиновник для особых поручении и ветврач; при войсковом управлении войскового округа - помощник старшего адъютанта и четыре писаря, для местного управления - смотритель завода, письмоводитель, шесть табунных надсмотрщиков, шесть коновалов и 100 казаков полевой службы.

Заведующим складом был урядник Василий Федорович Кащеев, живший в Провалье. В 1871 г. на заводе было 1597 лошадей. Породу провальских лошадей поддерживали с трудом, несколько маток купили у конезаводчиков Сальского округа, где родословные книги не велись, а лошади были, в большей части, донской или донской с восточной крови.

В хозяйственном ведении Провальського конного завода находилось около 24 тыс. га каменистых неудобий. Конское производящее поголовье с 1846 по 1852 гг. состояло из 270 голов, в 1852 г. это поголовье было удвоено. Как писали историки тех времен «скотоводство (в т.ч. коневодство) должно почитать первостатейной отраслью Донского хозяйства, которою занимаются казаки с давних времен. Гораздо прежде, нежели получили они понятие о землепашестве, обладали уже табунами лошадей и скота, в чем заключалось главное их богатство. Имея страсть к сему роду занятий, казаки время от времени умножали и очищали табуны свои и довели их до того совершенства, в котором видим их ныне».

tabun

Каждый табун имел свой выпас, за границу которого жеребец не выпускал своих, а также не впускал чужих маток. Место водопоя жеребцы также знали отлично и сами гоняли кобыл пить и купаться в ставки, а в жару— в лес или на высокие места - на ветер.

По свидетельствам исследователей того времени, донские лошади происходили от древней татарской породы, смешанной с древней калмыцкой. В последствии донские лошади были улучшены арабскими, персидскими, черкесскими и турецкими. В результате смешения пород, на Дону образовался тип лошадей, которые легкостью и крепостью превосходили калмыцких, черноморских, татарских, башкирских и так называемых русских, простой породы. Отличительными свойства донской породы были острое зрение, резвое движение на большие расстояния, неприхотливость, довольствование скудным кормом.

В разных донских заводах конское поголовье отличалось. Так, Хоперском и Усть-Медведицком округах, собственно в казачьих заводах, лошади были малорослыми, но хорошо сложенными, легкими и сильными. В большой чисти табунов донских чиновников, в результате скрещивания с породой заводских русских лошадей, лошади отяжелели и были не похожи ни на донских, ни на заводских. Такие табуны считались на Дону испорченными, так как исправить их было весьма трудно. Много подобных табунов находилось во Втором и Первом Донских округах и даже в Донецком. Такие лошади больше продавались для упряжи; в ремонт их покупали редко и по низшим ценам.

Между Доном и Донцом до Калмиуса (Луганская и часть Донецкой областей), в гористых и сухих местностях, при реках, содержались лошади легкие, красивые, резвые: «они имеют копыто высокое и крепкое, круп сильный, шею и голову несколько лучше, и менее бывают подвержены болезням, когда отгоняются во внутрь России. В здешних табунах менее примеси заводских». В районе задонской степи лошади были крупные, но несколько слабее описанных выше, с мягкими бабками и широкими копытами, немного впалыми глазами и свислым крупом, исключая табуны графа Платова, Орлова и Иловайских, в которых было больше «азиатской крови». Опытные заводчики утверждали, что солончаки и горькая вода, находящиеся в задонской степи, делают лошадей рыхлыми и слабыми.

Лучший завод на Дону считался завод графа Платова, разведенного от породы отбитого в 1806 году у кубанцев табуна и улучшенного горными и персидскими жеребцами. Лошади его отличались от прочих заводов статностью, легкостью, красотой, резвостью и силой.
Вторым считался табун г.Кирсанова, заведенный от табунов Ефремовского и Краснощековского, черкесской и татарской пород, улучшенный горными жеребцами горскими из табуна Платова.

1

Третьим табуном считался табун принадлежащий г.Харитонову; он преимущественно состоял из черкесской породы, улучшеной жеребцами из табуна Платова.

Четвертый табун гг. Иловайских, заведенный Василием Ивановичем Иловайским, из породы лошадей калмыцких, татарских и черкеских. Лошади этого табуна превосходили ростом лошадей трех первых табунов, но уступали им по экстерьеру, легкости и резвости. Улучшались персидскими жеребцами.

Еще достоин внимания табун, известный под именем Харькова; принадлежал Донским калмыкам, а разведен был от табуна Ефремова и Платова.

Донские табуны были дикими; ходли круглый год в степи, только во время весьма глубокого снега или гололедицы, загонялись в базы и кормились сеном; матки случались по воле. Местное положение и климат Донской земли благоприятствовали естественному способу разведения лошадей.

Опыт показал, что донские заводы могут улучшаться одними восточными породами: арабскими, персидскими, туркменскими, черкесскими и турецкими. Многие заводчики, которые допустили в табуны жеребцов других пород, испортили заводы, хотя и лучшие восточные жеребцы мало исправляли пороки маток в приплоде и весьма медленно улучшали стати экстерьера. Уже в те времена внимание заводчиков направлялось на улучшение маток.

В станицах по правому берегу Дона сложилась своеобразная форма ведения коневодства. Основой ее были конно-плодовые табуны, в которые кобылы и молодняк, принадлежавшие отдельным казакам, сводились для совместного содержания и воспроизводства. На период случки в табуны назначались жеребцы из числа особо отличившихся на военной службе или ценных трофейных.

Со второй половины XVIII столетия началось освоение богатых левобережных степных просторов - Задонья. Эти места приходилось отвоевывать у кочевников. Первый конный завод в Задонье основал в 70-х годах атаман Платов, затем появились заводы Иловайских, Серикова, Кутейникова, Янова и многие другие. Росту их числа и поголовья способствовало положение о безвозмездном и неограниченном использовании под коневодство задонских степей, принадлежащих Войску Донскому. Однако формы содержания лошадей были крайне примитивными, действовал жесточайший естественный отбор.

В 1835 году «Войсковым положением» правила предоставления земельных участков были изменены. На 500 голов табуна предоставлялся участок в 1,5 версты вдоль реки и 5 верст - в глубину степи. Была установлена арендная плата за одну лошадь - 15 копеек серебром в год. Теперь коневодство стало выгодным в основном крупным коннозаводчикам, располагавшим большими средствами, но такое положение способствовало качественному улучшению донской лошади.

В опубликованном в 1878 году «Списке частных конских заводов» Область Донского Войска занимала особое место: на ее территории находилось около половины верховых заводов Российской империи. Она была основным поставщиком верховой лошади на российском рынке. Самые крупные заводы располагались в Задонье, общее количество маток в них достигало 20 тысяч голов. Основными владельцами конных заводов в тот период были офицеры Донского Войска. Простые казаки содержали своих лошадей в плодовых табунах, насчитывавших в тот период 14,5 тысяч кобыл.

2

Новые правила о донском частном коннозаводстве, появившиеся в 1877 году, способствовали наплыву на Дон торгового капитала. Заводы казачьего дворянства начинают переходить к новым владельцам, бывшим ремонтерам, торговцам лошадьми и скотом. Появляются заводы Корольковых, Пишванова, Подкопаева, Букреева. Идет бурный рост конского поголовья. В 1910 году численность маток в Задонье составляла 32 тысячи голов.

Задонские коннозаводчики с успехом продемонстрировали ценные качества своих лошадей на Всероссийской конской выставке в Москве в 1910 году. Донская порода была признана таким же национальным достоянием, как и орловский рысак. Перед первой мировой войной задонское коннозаводство было основным поставщиком лошадей для регулярной кавалерии: дончаками комплектовалось около 40% ее конского состава.

На съезде коннозаводчиков в 1910 г. предложение признать, что достигнутые успехи по Задонскому коннозаводству зависят главным образом от целесообразного и последовательного применения "чистой английской крови", которая и впредь должна служить главным улучшающим элементом донской лошади, не вызвало единодушной поддержки. Ветеринарный врач Провальского конного завода К.Ф.Филиппов считал, что такое утверждение может относиться только к западной части задонского коневодства. Использование чистокровных и полукровных жеребцов в станичном коневодстве не дало положительных результатов. Отрицательное отношение к использованию чистокровных производителей было не только у части коннозаводчиков, но и у некоторых представителей военного ведомства. При очередной инспекционной проверке состояния табунов в 1898 г. (такие проверки проходили через каждые 3 года на 4-й) комиссия, состоявшая из представителей Военного ведомства, Главного управления Государственного коннозаводства и Донского войска, забраковала заводы, где широко использовались чистокровные производители, и предложили шире использовать калмыцких жеребцов.

Неопределенность в окончании срока аренды Задонских степей, с одной стороны, тормозила развитие задонского коннозаводства, с другой, - активизировала задонских коннозаводчиков, которые стремились доказать свою необходимость для государства. В свою очередь диспаритет закупочных цен на лошадей из "степных" и "культурных" районов мешал развитию верхового коневодства в европейской части России. Ни по своим масштабам, ни по породному составу оно было не сопоставимо с донским. Мосолов ссылается всего на несколько частных конных заводов. Это завод Е.М. Трифановской в Полтавской губернии, который имел всего 50 маток чистокровных, английских полукровных и орлово-ростопчинских. Завод А.И. Фальц-Фейна в Таврической губернии - 30 маток. Завод В.Э. Фальц-Фейна в Херсонской губернии, в Аскании-Нове - 94 матки, в том числе чистокровные, полукровные английские, англо-арабские, полурысистые и смешанные. Завод Ф.Э. Фальц-Фейна, также в Аскании-Нове - 65 маток: чистокровных, полукровных английских, полуарабских, рысистых, полурысистых и смешанных (Список частных конских заводов в России, 1904 г) Из государственных конных заводов верховых лошадей самым крупным был Провальский. Он входил в систему Задонского коннозаводства и призван был выращивать жеребцов для казачьих плодовых табунов. Стрелецкий и Ново-Александровский конзаводы, в общей сложности, имели около 300 маток, в основном полукровных английских и полуарабских. С 1902 года помощником управляющего Провальского конного завода значится есаул Хорошилов А.Н.

Как следует из книги П.Н.Краснова "Всевеликое войско Донское": «29 декабря 1918 г. атаман Денисов с союзниками посетили Провальский войсковой конный завод. Генерал Пуль был поражен богатством Войска Донского и царившим всюду порядком. Еще летом атаман скупил в Харьковском пункте чистокровных жеребцов – детей знаменитого Гальтимора, и теперь показывал отличных жеребцов, кобыл и молодняк в манеже, где шла выводка по строго заведенному коннозаводческому порядку, одновременно совещался с генералом Бобриковым, начальником завода, о том, куда вывести завод, если придется его эвакуировать, потому что уже и заводу угрожала опасность.»

Незадолго перед оставлением Новочеркасска, Походный Атаман полковник С.В. Павлов командировал одного из своих штабных офицеров в Войсковой Провальский конский завод (в 112 километрах на северо-восток от Новочеркасска, в 7 километрах на север от ж.д. станции Провалье, между двумя ж.д. станциями Зверево и Должанская). Начальником завода являлся есаул Г.И.Копылов, которому прибывшим офицером было передано Атаманское приказание о проведении немедленной эвакуации означенного конского завода, собственности Донского Войска. В заводском конском поголовье числилось около 4000 маток и молодых лошадей, и 50 кровных породистых жеребцов-производителей. Есаул Георгий Ильич Копылов, выполняя полученное предписание, оставил Провалье и тронулся в путь со всем конским составом Войскового Провальского конского завода, охранявшегося вооруженной командой в 260 конных казаков и калмыков (объездчиков), направляясь в район Днепропетровска (бывший Екатеринослав). Войны и революции полностью разрушили и задонское, и станичное коневодство. От многотысячных табунов осталось лишь несколько сотен полуодичавших лошадей. К восстановлению донского коннозаводства приступили в конце 1920 года, но лишь через четыре года удалось собрать маточный состав для военных конных заводов. Никаких племенных записей, конечно, не сохранилось. Происхождение лошадей устанавливали путем опроса, по таврам бывших коннозаводчиков, ориентируясь по выраженности типа породы. После сортировки и типизации поголовья в 1926 году было сформировано 6 крупных конных заводов. Поголовье донских лошадей было сосредоточено в конном заводе им. Буденного. Небольшая группа маток некоторое время находилась в конезаводе им. Первой Конной армии. По состоянию на 1 января 1929 года маток донской породы было всего 209 голов!

Завод восстановили в 1924 году. Фактически организационный период растянулся на целую пятилетку с 1920 по 1925 гг. В первое время конные заводы формировались без какого либо плана. Кобылы и жеребцы отбирались независимо от происхождения, типа, вообще каких бы то ни было условий. Донское поголовье было собрано в конзаводах им. Буденного и им. 1-й Конной Армии. На осень 1925 г. в них насчитывалось 11 жеребцов-производителей и 199 маток. Летом 1926 г. комиссия специалистов провела осмотр маточного состава. Матки были рассортированы на племенных и ремонтных. Племенные кобылы должны были использоваться для расширенного воспроизводства, ремонтные - для производства кавалерийской лошади. Всего было сформировано 5 конных заводов: им. 1-й Конной армии, Донской им. С.М. Буденного, Провальский им. К.Е. Ворошилова, Терский им. М.В. Фрунзе и Сальский, с общим поголовьем в 750 маток.

maneg

Провальский им. К.Е. Ворошилова конзавод имел высококровное направление. На 1930 г. в нем было 9 чистокровных английских жеребцов и 193 матки, из них 149 венгерских, 13 полукровных, 16 по типу полукровных, 2 канадских. Упоминания о Провальском заводе встречаются в публикациях 30-х годов, где вскользь упоминается о том, что завод был на попечении государства, а конский состав был разнопородным верхового направления.

В 1940 г. в хозяйственном использовании завода находилось уже 30 тыс. га степи и простиралась она от с. Провалье до станции Замчалово и хутора Ягодный, использовалась, в основном, как сенокосы и пастбища. Здесь содержалось 2100 голов лошадей и 3500 овец. В начале Великой Отечественной войны все поголовье животных было эвакуировано в Западный Казахстан. В 1943 г., после освобождения, конный завод вновь был восстановлен. В связи с изменением производственного профиля хозяйства в послевоенные годы площадь Провальской степи резко сократилась.

На январь 1972 г. лошадей в совхозе «Провальський» уже не было, резко сократилась земельная территория - в землепользовании совхоза находилось 17,6 тыс. га, из них более половины - пашня (9,7 тыс. га). В хозяйстве содержалось 4400 голов крупного рогатого скота и 9100 овец. Таким образом, развитие многоотраслевого мясо-молочного направления хозяйства, вызвало необходимость включения в сельскохозяйственный оборот почти всей территории Провальской степи, что негативно отразилось на состоянии разнотравно-типчаково-ковыльных степей. Для сохранения уникальных степных сообществ на высотных элементах Донецкого кряжа неоднократно принимались решения об охране этой степи. Так, в 1927 и 1948 гг. Провальская степь утверждалась заказником местного значения. В 1975 г. здесь был организован государственный заповедник "Провальская степь", но площадь его была мизерной (588 га), причем складывалась из двух разобщенных участков - Алиновского и Грушевого урочищ. Филиал Луганского природного заповедника, состоящий из Калиновского и Грушевского участков, расположенных у сёл Провалье (830 жителей) и Черемшино (180 жителей) Свердловского района в наиболее возвышенной части (абсолютные отметки до 325 м) Донецкого кряжа. Провальская степь получила статус заповедника в 1975г. Расположена на самом крайнем востоке Украины, где по наиболее высокой части Донецкого кряжа Ворошиловградская область граничит с Ростовской.

Прочитано 1601 раз Последнее изменение Четверг, 11 Октября 2012 17:26
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Церковный календарь

Архив

« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31